«Я ДУМАЛА, ЧТО БОЛЬ В СПИНЕ ПРИКОВАЛА МЕНЯ К ПОСТЕЛИ ОКОНЧАТЕЛЬНО. НО КИЕВСКИЙ ВРАЧ БЕЗ ОПЕРАЦИИ ЗА ТРИ ДНЯ ПОСТАВИЛ МЕНЯ НА НОГИ»

Pac2 Жительница Луганской области Лариса Бровко оказалась в числе тех 95% страдающих грыжей межпозвонкового диска пациентов, которых можно вылечить без хирургического вмешательства. Почему же некоторые врачи с такой легкостью назначают операцию, рискуя качеством жизни людей?

«Контактер» поднял глаза к потолку и произнес: «Связь с космосом есть. Сейчас ваша боль уйдет. Я делаю все, что в моих силах...» Но боль осталась. Она была нестерпимой.
— Мне вдруг стало совершенно ясно, что все мои походы к знахарям-костоправам, бабкам и к этому «контактеру» — досадная ошибка, — вспоминает Лариса Григорьевна. — Было жаль, что я напрасно потратила силы и деньги А дочь сразу после «космической связи» сказапа: «Мама, бери билеты, едем в Киев. Будем искать того врача, который тебе когда-то помог».
Впервые сильный приступ боли в спине случился у Ларисы Григорьевны в 1988 году. Уже и не вспомнить, к скольким специалистам обращалась она тогда. В течение двух лет по нескольку месяцев лежала в больницах. Но результат лечения был нулевым. Врачи твердили одно: у вас грыжа межпозвонкового диска, без операции не обойтись. Однако гарантии, что она будет успешной, не давал никто.

— Идти под нож не хотелось, — продолжает Лариса Григорьевна. — А ситуация сложилась критическая. Из-за боли я не могла ни сесть, ни повернуться. Спать тоже не могла. Начала тянуть ногу. Случайно узнала о столичном центре остеохондроза. С трудом добралась до Киева. И здесь за три дня специалисты центра избавили меня от боли. Тогда и познакомилась я с Владимиром Гонгальским, запомнила название той отрасли медицины, которую он знает в совершенстве — вертеброневрология, то есть сочетание неврологии и ортопедии. И вот теперь, почти через десять лет, боль вернулась. Я уже практически не могла встать с кровати, думала только о своей спине. Вместе с дочкой мы приехали в Киев и разыскали Владимира Владимировича. К нему в кабинет я зашла скособоченная, едва передвигала ноги, опираясь на палку. А на третий день лечения, как и в прошлый раз, уже обходилась без палочки-выручалочки, свободно ходила. Вот и думаю, почему наши местные врачи не знают о подобных методах лечения? Сколько людей понапрасну страдают, ложатся на операционный стол без серьезных на то оснований. Мне кажется, это просто бесчеловечно.
Gng4

— Есть ситуации, в которых без операции на позвоночнике пациент обойтись не может, — говорит заведующий отделением вертеброневрологии Центральной клинической больницы г. Киева (бывшей Октябрьской), доктор медицинских наук, профессор Национального медуниверситета Владимир Гонгальский. — Но мировая статистика свидетельствует, что действительно нуждается в операции не более пяти процентов пациентов, у которых боль в спине напрямую связана с грыжей межпозвонкового диска. Остальным же показаны другие методы лечения.

Упражнения «змея» и «лодочка» укрепляют мышечный каркас

— Конечно, я и сама виновата в том, что дала болезни уложить себя в постель, — говорит Лариса Григорьевна. — Ведь знала, что должна ежедневно делать зарядку, укрепляющую мышцы спины, что нельзя мне поднимать тяжести, копать огород. Обо всем этом мне рассказали киевские врачи еще десять лет назад. Да и приезжать на консультацию следовало хотя бы раз в год. Но так уж человек устроен: пока не заболеет всерьез, о себе не побеспокоится.

— Какие же упражнения вам рекомендовали?

— Первое время после того как меня избавили от боли, ложилась на пол, на живот и принимала позу «змеи» — вытягивалась во весь рост. Затем поднимала попеременно левую руку и правую ногу, правую руку и левую ногу. И еще по 150 раз делала «лодочку» — прогибалась, поднимая и опуская верхнюю часть туловища и ноги. Простейшие упражнения. Возможно, поэтому и не верилось, что они так важны, чтобы не заболеть вновь. Потом забросила зарядку. Причину, чтобы ее не делать, каждый находит в нехватке времени: мол, занят, работы много. Я тоже работаю, заведую детским садом в поселке Золотое Луганской области. Забот по дому хватает — свое хозяйство. Когда родился внук (сейчас ему девять лет), нянчилась с ним, на руках носила. Приятное, но опасное занятие для тех, у кого проблемы с позвоночником.

Готовы ли вы теперь неукоснительно выполнять рекомендации специалистов отделения вертеброневрологии?

— Безусловно. Я после лечения как заново на свет родилась. Меня сможет понять только человек, который пережил подобное: ты уже и не надеешься, что сделаешь шаг без боли, и вдруг после нескольких процедур свободно идешь, не боишься сделать неосторожное движение. И палочка больше не нужна...

Палочка у вас красивая — резная, полированная. Не жаль расставаться?

— Пусть лучше будет семейной реликвией. Только бы пользоваться больше не довелось. Когда меня направили на консультацию в луганскую больницу, мне пришлось, чтобы как-то дошкандыбать, взять с собой выкрашенный зеленой краской черенок от метлы. Врач, увидев эту картину, посочувствовал: «Неужели другой палки не нашлось?» И тут же посоветовал ложиться на операцию: «Нет у вас другого выхода!» Но я решила ехать в Киев. Перед отъездом подруга принесла мне эту красивую резную палочку.

Что мы знаем о своем позвоночнике?

— Спросите у любого человека, знает ли он, что надо делать, если болит спина. И вы сразу получите десяток рецептов: повязать шерстяной платок на поясницу, повисеть на турнике, намазать больное место «пекучей» мазью и так далее, — говорит Владимир Гонгальский.
— Ни один врач-вертеброневролог не рискнет дать совет, пока не разберется, на каком уровне позвоночника возникло ущемление или воспаление нерва, мышцы, каковы анатомические особенности строения позвонков у пациента. Причины, вызывающие боль в спине, могут быть самыми разными. И успех лечения во многом зависит от того, насколько глубоко пациент обследован.

В вашем отделении хорошая диагностическая база?

— Отделение существует уже почти 25 лет. Все необходимое для углубленной диагностики у нас есть. Но главное, за эти годы накоплен огромный опыт в той области медицинских знаний, которая до сих пор не так уж хорошо известна даже коллегам. Начал эту работу ныне покойный доктор Виталий Сувак. Именно он создал отделение остеохондроза на базе Октябрьской больницы. Кстати, Лариса Григорьевна Бровко десять лет назад впервые попала на прием к Суваку. Разработанные им подходы к лечению заболеваний позвоночника оказались очень эффективными и помогли его последователям двигаться дальше.

Возросло ли число пациентов, страдающих остеохондрозом или имеющих грыжи межпозвонкового диска?

— Думаю, что нет, просто улучшилась диагностика. Остеохондроз — заболевание очень распространенное. Вопрос только в том, на каком этапе его развития пациент попадает к врачу. Чем раньше, тем проще нам разработать рекомендации, которые позволят поддерживать состояние пациента в норме. Что касается грыжи диска, то такой диагноз можно поставить 80% людей, считающих себя практически здоровыми. Раньше большинство из них жили спокойно, не подозревая о своей проблеме. Теперь современные методы исследования, новая техника позволяют увидеть грыжу. Но если она никак не беспокоит, не сказывается на состоянии здоровья, не паникуйте. Если же грыжа становится причиной боли в спине, то в 95% случаев нормализовать состояние можно без оперативного вмешательства. И только тем, кому это жизненно необходимо, можно рекомендовать хирургическое лечение. Мы же постоянно сталкиваемся с ситуацией, когда врач не только не знает, как лечить пациента, у которого обнаружил грыжу, но и не ведает, к какому специалисту, кроме хирурга, его можно направить. «Нет органа — нет проблемы», — считает такой доктор. И напрасно. Исследования показали, что через год после операции ее результатом удовлетворен лишь 21% пациентов. Рецидивы возникают у каждого пятого. Осложнения тоже не редкость. Мы не являемся конкурентами нейрохирургов. У нас общая задача: вылечить человека, но подобрать для этого наименее травматичные методы. И не мучить больного понапрасну.

Ирина ДУБСКАЯ
"ФАКТЫ" от 2 ноября 2001 г.
Фото Сергея Тушинского

Записывайтесь на прием по телефонам:

(044) 292-17-96; (066) 030-08-36